www.radiobells.com #radiobells_script_hash
 www.svetlica.in  Пятница, 18.08.2017, 00:25 Вы вошли как Гость | Группа "Гости" |Приветствую Вас Гость | RSS | Узнать что играет
    
           
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » БИБЛИОТЕЧКА » БИБЛИОТЕЧКА » КАЛЕЙДОСКОП (рассказ Якова Фридмана)
КАЛЕЙДОСКОП
zaharurДата: Суббота, 18.08.2012, 09:49 | Сообщение # 1
Группа: фонарщик
Сообщений: 3527
Статус: Offline
Яков Фридман

КАЛЕЙДОСКОП




Я проснулся в холодном поту. Очевидно я проснулся от собственного крика, хотя может быть крик мне тоже приснился. Сердце колотилось где-то в горле, чувство потери и безысходности не давало вздохнуть. Такое острое чувство бывает только во сне.

Обычно я забываю сны, но тут пробудился так внезапно, что этот сон запомнился во всех деталях. Но передать его в деталях я скорее всего не смогу. Ведь здесь важно не действие, а ощущение. Боюсь рассказчик из меня просто никудышный. Краски потускнеют, ощущения сотрутся и пропадут, и вместо трагедии, вместо безысходного ужаса получится серая и невнятная жвачка. Муть какая-то. Но все-таки мне хочется рассказать вам мой сон.

Просто, чтобы выговориться.

Вот что было в том сне.

Я шел из школы домой и был счастлив, как может быть счастлив человек лет десяти. Счастлив, не сознавая, что счастлив. Я шел в расстегнутом пальто. Шапку и шарф я засунул в портфель, а пионерский галстук в карман. Весеннее солнышко блестело в лужах, отражалось в окнах домов, превращало сосульки на крышах в алмазные сверкающие сталактиты. На голубом-голубом, высоком-высоком небе не было ни облачка. Надо родиться и жить в Питере, чтобы научиться ценить такие дни в апреле, после серой, слякотной, мерзкой и бесконечно долгой зимы. Я шел по Моховой, по одной из множества небольших улочек в центре города. Доходные дома 19 века, огромные проходные дворы-лабиринты, чахлые деревца в крошечных садиках, небольшая изящная церковка. И любимый мной Театр Юного Зрителя. Еще тот, самый первый Театр, не из стекла и бетона. Но это для кого-нибудь Моховая была одной из многих. Для меня она была Моей Улицей. Моим Миром.

И видел я во сне Моховую улицу четко, ясно, так, как будто бы и впрямь шел по ней ясным апрельским днем.

Я шел домой и тащил свой портфель, набитый книжками, тетрадками, ручками, карандашами и всякой дрянью, которую брать с собой в школу не полагалось. И это тоже был не просто портфель, это был Мой Портфель. Мой старый, рваный Портфель из свиной кожи рыжего цвета, с ручкой, замотанной синей изоляционной лентой.

Вообще в этом сне все было с большой буквы, все имело какой-то очень глубокий смысл, огромное значение и ценность. Во всяком случае в начале. Моя Мама. Мой Дом. Мой Двор. Мой Класс. Мои Друзья. Мои Книги. Мои Киношки и Мультфильмы по моему черно-белому Телевизору Рекорд. Ну и конечно Мой Портфель тоже. И даже Мой Дневник. Оценки в Дневнике были очень неплохие, но там было столько замечаний...! часто серьезных, но иногда смешных. Пел на уроке пения. Это когда мы начали мычать, вместо того, чтобы слушать нашу училку по музыке.

А в отдельном кармашке Моего Портфеля лежали Нужные Вещи, расстаться с которыми я не мог и таскал их в школу. Там были (тоже с большой буквы!): Гильза от пистолетного патрона, две Иностранные (польские) почтовые Марки, гедееровская алюминиевая Монетка, лейтенантский Погон, стальной Шарик от подшипника, проволочная Рогатка с пульками, и Калейдоскоп за 1 рубль 35 копеек. Знаете, такая трубка из картона, размалеваная яркими красками. А внутри зеркальца и цветные стекляшки. Если в такой калейдоскоп посмотреть и покрутить, то внутри переливаются разные замечательные и волшебные узоры. Калейдоскоп! Как я мог о нем забыть?

Я вытащил Мой Калейдоскоп из Моего Портфеля, приставил к глазу, покрутил и посмотрел что получится. Получалось здорово, просто чудесно получалось. Так я и пошел дальше, с портфелем в одной руке и калейдоскопом в другой. А ощущение сказки и праздника не пропало, а еще больше усилилось. Ощущение праздника, бесконечного праздника. Я шел и знал, что сегодня у нас на обед котлеты. Мои Любимые Котлеты с Картофельным Пюре! И со свежим огурчиком, который мама купила на рынке за бешеные деньги в количестве 1 шт. Специально для меня. И я почувствовал запах этого свежего огурца, запах, который успел забыть за пять месяцев зимы. Это был замечательный сон!

(Вообще в этом моем сне запах играл очень большое значение. Я где-то слышал, что цветные сны видят только больные шизофренией. А если цветные, да еще и с запахом? Может я совсем уже того... безнадежен?)

Вот сейчас я приду, и мама разогреет мне котлеты с пюре, и будет смотреть, как я уминаю эти котлеты, и будет подкладывать еще. И будет счастлива, что я пришел, что я ем, что мне нравится, что я такой самый лучший, самый красивый и самый умный.

А если мама на работе, то я обязательно найду записку :Сыночек, на обед котлеты с пюре. Все стоит в холодильнике. Возьми огурчик и не забудь помыть руки. Мама. И прочитав такую записку становится здорово приятно, и мама все равно как-бы стоит и радуется, хотя ее нет сейчас здесь. Вообще мама умеет делать массу замечательных вещей. Например варить варенье. Какое-то время я шел и думал о том, как летом мы будем варить варенье. Здесь важен и результат, и сам процесс! И я с удовольствием вспоминал этот процесс.

(Я не могу объяснить вам, как такое получается. Я сплю, мне снится, что я иду, а на ходу я еще что-то вспоминаю. что-то уж больно сложно. Но было именно так!)

Да, так вот, летом на даче, в самый клубничный сезон, когда цены падали рублей до двух за килограмм, мы шли на рынок и покупали клубнику. А потом начиналось священнодействие. Клубника мылась и перебиралась. Я же бегал кругом и пожирал самые спелые и сочные ягоды. Потом доставали Старый Латунный Таз. Его доставали всего раз в году и только летом. И для меня это был настоящий ритуал. Вроде украшения новогодней елки. Таз был огромных размеров и сверкал, как золотой. А когда варили варенье, аромат собирал всех пчел и ос в радиусе десяти километров. А Пенка! Самое вкусное это пенка со свежесваренного варенья! Ну разве не сказка: поехал на дачу, отдохнул, накупался, сварил варенье. Потом в город к друзьям. Потом Новый год. Потом весна, а потом опять варенье и пенка. А потом опять к друзьям.

(Все это я заново переживал во сне и радовался. И был счастлив. Во сне.)

Да, у меня были замечательные друзья! И Костик, и Игорек, и Верка. А еще были Ленька, Алиска, Ирка и Сашка. Ну у кого еще бывают такие друзья? Да ни у кого! Мне просто повезло! А как здорово было с друзьями просто идти по улице. Всегда находилось что-то очень интересное, или очень веселое, или очень смешное. И еще очень здорово, что у каждого из друзей был День Рождения, к которому мы готовились за неделю до, и наслаждались воспоминаниями целую неделю после. А пойти с друзьями в кино... Это было восхитительно! На два часа ты отключался от всего и скакал на коне по прерии, или ловил шпионов, или спасал королеву и ее подвески, или... да мало ли чего еще!

Да, я был богат! Восхитительно богат! Ведь у меня была еще старшая сестра! Лучшая Старшая Сестра в Мире! Она никогда не обижала меня, никогда не спорила со мной и ничего не запрещала. Она только предлагала мне выбор, предлагала игру и я с восторгом и обожанием следовал за ней. Мы устраивали представления с переодеваниями. Делали какие-то пропуска с настоящими фотографиями, искали сокровища в настоящем лесу по настоящим картам. Это сестра приносила откуда-то пластинки Пресли, Армстронга, Фицджеральд, и я услышал рок-н-рол и старый добрый джаз.

(Кстати, когда я слышу хороший традиционный джаз или старый рок-н-рол не во сне, а наяву, я всегда вспоминаю Ритку, мою сестру. Самую лучшую в мире. Но я лучше буду дальше рассказывать вам мой сон.)



Итак, я шел из школы домой, время от времени поглядывая в волшебный калейдоскоп за 1 руб. 35 коп. и наслаждаясь его бесконечными узорами. А также бесконечным счастьем и бесконечным миром. Мир и вправду был бесконечен, загадочен и интересен. Он был какой-то выпуклый, упругий, трехмерный. И передвигаться в этом мире было очень легко. Я почти плыл. Или летел. И за каждым поворотом меня ждала какая-то интересная тайна, какое-то важное открытие, какие-то очень интересные, умные и достойные люди. А девчонки... Ну, это тема для отдельного рассказа. Это были сказочные существа. Феи, ну в крайнем случае принцессы. Такие существа не могли быть ни глупыми, ни капризными, ни... Это были носительницы тайны, Великой и Прекрасной Тайны. Нет, конечно, существовали и не очень умные и не очень достойные люди. Вроде хулигана Вовки Суховарова по кличке Цуцик. Или нашей училки по русскому, дуры и зануды. Но даже эти темные силы не могли испортить радужной картины мира!

Я зашел во двор. И первое, что я увидел была огромная куча свеженьких досок, сваленных у стены. А на досках сидел Мишка и увеличительным стеклом выжигал букву М. И опять запах. Запах смолы, древесины, леса. И легкий запах дымка. Вкусно! Я посмотрел на увеличительное стекло, Мишка посмотрел на калейдоскоп и мы поменялись. Нет, не навсегда, на время. Я сидел на досках и выжигал рядом с буквой М букву Я, а Мишка крутил калейдоскоп. Когда буква Я была закончена мы поменялись обратно.

Видал? спросил Мишка.

Чего видал? переспросил я.

Иномарку, - ответил Мишка, - зашибись машинка. На заднем дворе стоит у гаражей. Мужик на ней какой-то незнакомый приехал. Чечмек какой-то.

Это было интересно. Это было более чем интересно. Ну чего я видел, какие машины? Ну Москвич, ну Волгу, ну чайку изредка. А тут настоящая иномарка. И мы пошли на задний двор, к гаражам, куда выходили окна Нашей Комнаты в огромной коммунальной квартире.

На заднем дворе стояло штук пятнадцать парней и мужиков, которые с нескрываемым восторгом рассматривали и обсуждали иномарку. И было на что посмотреть! Здоровенная лайба, раза в полтора больше чайки, сверкала хромом и никелем. Своими обводами этот аппарат напоминал гибрид автомобиля и реактивного самолета (помните моду начала 60-х?). А указатель скорости заканчивался цифрой 300! Мужики благоговейно трогали и гладили машину, а владелец этого сокровища не обращал на них никакого внимания.

Владелец необычной иномарки тоже был существом необычным. Это был высоченный и худющий кавказец с горящим взглядом, выпяченным острым подбородком и залысинами, напоминавшими рожки. Очевидно он был болен какой-то странной болезнью. Несмотря на то, что двигался он свободно и легко, он носил специальную ортопедическую обувь, а его колени, казалось, сгибались в другую сторону, как-то назад.

Нравится? спросил он меня.

Я знал, что разговаривать с незнакомыми не стоит, а идти с ними куда-нибудь или ехать и вовсе боже упаси. Но я и не собирался с ним никуда ехать. Да и народу кругом вон сколько.

Нравится. ответил я.

Хочешь такую? спросил он.

Хочу. ответил я.

А еще чего хочешь?

Ну-у-у... я не знал с чего начать. И он мне помог.

Телевизор хочешь? Цветной, большой и с сорока программами?

А цветные разве бывают? удивился я.

Бывают. А холодильник хочешь? И чтобы огурцы круглый год. А магнитофон хочешь? А чудо-печку. Поставил еду внутрь, вжик, 2 минуты и подогрел, вжик, 10 минут и приготовил.

Я подумал, что маме бы такое понравилось и согласился.

А телефон хочешь? Без всякого шнура. Иди себе и говори. И часы электронные. И игры электронные. И письма электронные. И деньги электронные. И охрана электронная. И защита электронная. И зажигание в машине электронное. Хочешь?

Моего собеседника очевидно зациклило. Он уже и на меня не смотрел, а смотрел куда-то сквозь меня, сверкал глазами, брызгал слюной и мне стало страшно.

Тут он снова посмотрел на меня

А за это ты подари мне свой калейдоскоп. Ты себе новый купишь. За 1 руб. 35 коп.

Калейдоскоп было жаль. Уж больно красивые узоры он показывал. Но не махнуть калейдоскоп на иномарку было бы глупо. На иномарку и на кучу нужных и интересных вещей. И я протянул ему свой калейдоскоп.

Незнакомец схватил его, завизжал и лопнул, как пузырь, обдав меня серной вонью. Сгинул, исчез. Исчезла и иномарка, и мужики, и Мишка со своим увеличительным стеклом. Но я знал, что этот странный козлоногий калека меня не обманул. Я получил все, что он мне обещал. Все это где-то было. И все это было мое. Да, тут было без обмана. Но меня надули в чем-то другом. Жестоко надули, я почувствовал это сразу и мне сразу стало тяжело дышать. Ноги отекли и стали свинцовыми, во рту появился гадкий привкус меди, каждое движение давалось через силу. Я все еще стоял во дворе моего дома, но это уже был не Мой Дом. Я посмотрел на мои окна, но это уже были не Мои Окна. И за этими окнами уже не было Моих Близких. Там даже не было Моих Любимых Котлет. Я знал, что на моей улице, ставшей чужой улицей, не осталось моих друзей. И я поплелся куда-то прочь, еле отдирая от земли свинцовые ноги. Я знал, что где-то есть место, где я живу. Но это не Мой Дом. Это жилплощадь, жилье, недвижимость, все что угодно, но не Дом. Я вышел со двора. Солнце слепило и жгло с какого-то белесого, выцветшего неба. Было душно, пыльно, воняло бензином, помойкой и какой-то химической дрянью. Это был не апрель, это был скорее отвратительно душный июнь. Козлоногая сволочь умудрилась украсть у меня сорок дней. Проходя мимо какого-то магазинчика я увидел свое отражение в витрине и понял, что у меня украли не сорок дней, а сорок лет.

И в руках у меня был не Мой Портфель, а дорогой кейс. Дорогой стандартный кейс, набитый бумагами с цифрами, расчетами и таблицами. Но там не было ни одной Нужной Вещи! Ни одной!! А на шее у меня болтался галстук, который меня почти задушил. Но снять и засунуть его в карман мне не удалось. чем больше я его дергал, тем сильнее затягивался узел. И шел я уже по какой-то широченной, серой, безликой и мерзкой улице, где невозможно было жить. Я даже не знал в каком городе нахожусь, в какой стране. С равной степенью вероятности это мог быть и проспект Энергетиков (или Ударников, Наставников, Зачинщиков, Застрельщиков и хрен знает каких еще Стахановцев) в моем Питере, и мерзкий район Хорвайлер или Порц в Кельне, и какие-то американские полутрущобы. Серое убожество покрывали рекламки Кока-Колы и Марлборо. По широченным античеловеческим улицам мчались иномарки, но никто не удивлялся и не восторгался. И не было запахов. Вонь была, а запахов не было.

И самое ужасное, что мир стал из трехмерного двухмерным. Нет, геометрически он остался все-таки трехмерным. Но стал каким-то плоским, тесным и душным, каким-то неудобным. В этом плоском мире передвигались плоские люди. Все они носили чудо-телефончики и что-то беззвучно в эти телефончики говорили. А те, кто не говорили в телефончик, повтыкали в уши наушнички и слушали жуткую, однообразно-ритмичную, гипнотизирующую музыку. Все они жевали что-то подогретое в чудо-печке. Вжик и готово. Они напоминали аквариумных рыбок, которые открывают рот, тычутся мордами в стекло и смотрят на мир круглыми оловянными глазами. И не было Тайны за каждым углом. Тайны не было ни за каким углом. И нечего было за угол сворачивать. Разве что пописать.

И двухмерные люди становились все более и более прозрачными, а от этого все менее и менее интересными. Вон тот толстый отец семейства и член либеральной партии утаивает налоги и каждый вечер занимается любовью по телефону. А вон та недоступная принцесса решает за которого из двух любовников ей стоит выйти замуж. Но от этих серьезных размышлений ее отвлекает тесная туфелька, которая натерла ей огромную водянку на левой пятке. А та толстая тетка решает, как ей свести концы с концами. А вон того дядьку замучал геморрой. А вон тех... Да ладно, дело то житейское, сам то не лучше. Какие уж тут атосы да портосы, какие подвески королевы!

А я чувствовал себя в этом сером мире как потерявшийся щенок. Я даже не знал, где находится то место, где я живу, где стоит мой холодильник, набитый колбасой и сыром в цветных пластиковых упаковках. Где мой телевизор и моя микроволновая печь. Боже, как мне было тошно и страшно. Так тошно и страшно может быть только в кошмарном сне.

И тут я понял, что надо делать. Необходимо срочно достать калейдоскоп. Тот самый, за 1 руб. 35 коп. Только так я смогу вернуться назад. И тогда уж я этому грузину коленки вправлю куда надо!

И я оказался в огромном супермаркете. Или на огромном складе. Да, скорее на складе, потому, что зал был почти не освещен, да и народу там не было. Я был там один. Полки, набитые разными товарами тянулись бесконечно во все стороны. Я так и не понял, как очутился на этом складе. И не знал, как буду из него выбираться. Я был там один - одинешенек и мне было жутко. И все же я начал искать то, за чем пришел. Я миновал бесконечные ряды стиральных машин, сушильных машин, гладильных машин, вентиляторов, фенов, тостеров и попал в продуктовый отдел. Пластиковые яркие пакеты... сроки годности...состав...способ приготовления... наличие (отсутствие) консервантов... калорийность. Я взял огромный огурец, завернутый в пластик. Как и обещал козлоногий, такой огурец можно купить где угодно и когда угодно. Я понюхал этот огурец. Запаха не было. Я надкусил его. Огурец оказался полиэтиленовым. Я открыл банку с клубничным вареньем. И тут не было запаха, а вкус напоминал клубничную жевательную резинку. Или наоборот. И так я открывал банки и ломал огурцы, приходя во все большее отчаяние, пока не наткнулся на отдел игрушек. Но в этом отделе не было калейдоскопов. Там были какие-то жуткие трансформеры, которые из робота превращались в танк, а из танка обратно в робота. Там были кошмарные герои кошмарных мультиков. Человек-паук, человек-демон, человек-молния, человек-волк, вампир и еще масса всякой гадости. В моем сне вся эта мерзость копошилась, свивалась в клубки, трансформировалась, скрипела и щелкала, вызывая ужас, отвращение и тошноту. И тут ко мне подошла пожилая и грустная продавщица. Она подошла сзади, и я вздрогнул, когда она спросила:

Вам помочь?

Да, пожалуйста, я хотел бы найти калейдоскоп за 1 руб. 35 коп.

Продавщица улыбнулась, но как-то грустно. Было видно, что она очень устала.

Глупыш ты, Яшка, сказала она, может тебе еще и пенку ту от того варенья?

От удивления я опешил. Это же была моя сестра. Моя Самая Лучшая в Мире Сестра! Я ее не узнал! Куда они дели ее смех. Ее Самый Лучший в Мире Смех. Волки позорные, куда дели!

Ритка... это...ты?

Я, братик, а кто же еще.

И тут я заплакал. Просто зарыдал. Я понял, что если уж Моя Сестра не может мне помочь, то уже никто не поможет. Каюк. И я заревел, а сестра гладила меня по голове, как маленького.

Ритка, помнишь как мы устроили целый город под папиным письменным столом? А как на Щучье озеро ездили на велосипедах? А как я один раз ушел в лес и меня все искали? А как мы справляли твое шестнадцатилетие? А как мы смотрели в Зеленогорске Белоснежку и семь гномов? А...

А она мне отвечала:

Помню, помню

И мне было не страшно. И я плакал и не мог остановиться и все задавал и задавал вопросы А помнишь?

И она мне говорила:

Помню

А потом я понял, что сижу один посреди этого жуткого бесконечного склада, посреди этого паноптикума из трансформеров и людей-пауков, посреди ничем не пахнущих огурцов и крашеного варенья, посреди бесконечных рядов стиральных машин и сушильных машин. Понял и заорал от дикого ужаса.

Заорал!!

Заорал... и проснулся. И проснулся. Слава Богу проснулся. И никого не разбудил. Тоже слава Богу. После пережитого кошмара спать не хотелось. Я тихонько выбрался из спальни и включил телевизор. Прошелся по всем сорока программам. Ковбой скакали, полицейские стреляли, а голая блондинка с неестественно большим бюстом предлагала позвонить ей по телефону 0800-111111. В какой-то комедийной серии шоколадного цвета мужчина и женщина говорили глупости. А за кадром раздавался смех в тех местах, где по мнению создателей сериала было смешно. Ничего интересного.

Я поплелся на кухню и открыл холодильник. С упаковки ветчины мне улыбался симпатичный колбасник. С упаковки голландского сыра мне улыбалась милая крестьяночка в деревянных голландских башмаках. С упаковки пиццы мне улыбался итальянец с огромными черными усами. С пакета молока мне улыбалась корова. Я улыбнулся им в ответ и выпил стакан сока. Выпил и проверил автоответчик на телефоне. Было несколько неважных звонков. Потом я включил РС и проверил электронную почту. Друзья писали из США, Швеции и из России.

Потом я записал свой сон и отправил эту запись своим друзьям. И друзья откликнулись:

Ну ты, старик, даешь написал один.

А ты у психоаналитика давно был? спросил другой

Возьми отпуск, сьезди к морю. посоветовал третий.

А четвертый написал:

Не переедай на ночь.



________________________________________________________________

Щёлкните по ссылкам ниже - там лежат два калейдоскопа smile
Которые сберегла-таки "пожилая и грустная продавщица" для Яши smile
Узор меняется от движения по нему мышкой:

КАЛЕЙДОСКОП 1

КАЛЕЙДОСКОП 2
 
zaharurДата: Воскресенье, 19.08.2012, 21:01 | Сообщение # 2
Группа: фонарщик
Сообщений: 3527
Статус: Offline
Светлана Смирнова

Верблюдик маленький, пластмассовый и жёлтый -
из детской памяти игрушку эту выну.
Она стояла на столе или на полке
и грациозно выгибала спину.
Нет, это был, наверное, жирафик
со стройной шеей, чуткими ушами.
И рядом, помнится, стоял стакан
с цветными, словно сон, карандашами.
А может, это deja vu?
И не было игрушки.
Или была в другом каком–то детстве. . .
Где солнце золотило пол –
от грусти верное и радостное средство.

Лоскутный мир детства и калейдоскоп воспоминаний


Наталья Мелецкая

источник:
«Газета для родителей», №08/74 август 2011
http://gazetadr.ru/mir-detskikh-vospominaniy/


Девочки и мальчики. Маленькие человечки из плоти и крови. Дети. Люди. Атомы Вселенной, из которых складывается в конце концов великая гармония бесконечности…

Проживая свою жизнь, мы не раз и не два споткнёмся, ошибёмся, обидимся, но никогда наши слёзы не принесут нам больше такого облегчения, как в детстве. Будут на нашем пути и удачи, мгновенья полёта и славы, но никогда больше мы не будем торжествовать так открыто, смеяться так заразительно, гордиться собой так искренне.

Все мы в какой-то мере живём наперекор собственному детству. И неважно, выдалось оно счастливым и безмятежным или трудным и суровым.

Не в том даже дело, что все проблемы и комплексы мы приносим с собой именно оттуда. Ведь самое живучее в нас родом из детства, ничего уж не попишешь, а вот детство совсем не обязательно сплошные конфеты и пряники.

И когда какой-нибудь, обделённый в начале жизни всяческими «конфетами» бедняга рвётся во взрослость, разбрасывая на своём пути всё и вся, стремясь разобраться с теми, кто заведует конфетным распределением, его можно понять. И пожалеть, и погладить по голове, и частично восстановить справедливость (в детском её понимании, чего для подобных случаев достаточно).

Но, когда вполне счастливо, осознанно и наполнено проживший своё детство и готовый к новым свершениям человек активно не желает взрослеть, тут уж возникает угроза миропорядку, и с нашей человеческой колокольни мы мало что можем изменить…



Осколки детства, бережно хранимые нашей памятью, это не только болезненные порезы, но и волшебные стекляшки калейдоскопа. Бывают дни, когда, переплетаясь с различными событиями нашей взрослой биографии, эти крупицы детских воспоминаний укладываются в необычайной красоты и стройности узор.

И тогда всё в нашей жизни идёт по плану, по единственно правильному плану, который мы сложили в детстве, а потом зачем-то изменили ему.

Наверное, каждый, хотя бы единожды в жизни, отмечал одну удивительную особенность своей памяти, состоящую в том, что из огромного многообразия видимого и происходящего ею выхватывается какая-нибудь, на первый взгляд, несущественная, деталь.

Иногда отмеченное и зафиксированное нами никак впрямую не соотносится с человеком или событием, о котором мы вспоминаем: обрывок фразы, уголок яркой занавески, солнечный зайчик на стене. Иногда на память приходят только собственные ощущения, в прошлом служившие фоном, а в сегодняшнем вышедшие на первый план. Вспоминается, например, только, что болел живот, или жали туфли, или то платье, которое было на вас, вам ужасно не нравилось и потому весь вечер оказался отравленным…

Взрослые гораздо более склонны к рефлексии, но гораздо менее наблюдательны, чем малыши. Вот так и получается, что в детстве мы удостаиваем вниманием многообразные мелочи, которые как звонкие монетки сыплются в копилку нашей памяти, где и живут, до времени невостребованные. А когда мы, повзрослевшие, пытаемся воскресить какой-нибудь из ранних фрагментов своей жизни, нас зачастую ждёт недоумение и даже разочарование; что бы могли означать эти пёстрые лоскутки, столь прочно зацепившиеся в нашей памяти?

Дети очень чувствительны к мелочам (или, может быть, нам только кажется, что это мелочи?). Они болезненно переживают различные несоответствия, очевидные на их взыскательный вкус. Они беззаветно радуются пустяку, неспособному даже на секунду отвлечь нас от наших дел и забот.

Подвижность детской психики, лёгкость, с которой ребёнок переходит от смеха к слезам и снова начинает смеяться, только на первый взгляд кажется необоснованной. Просто в поле детского зрения, в сферу анализа попадает значительно большее количество серьёзных поводов расстроиться или обрадоваться.

И сыплются, сыплются мелкие монетки детских впечатлений, чтобы потом составить сокровищницу нашей памяти, стартовый капитал наших отношений с внешним миром.

Будьте внимательны к мелочам!

————

«Газета для родителей», №08/74 август 2011
http://gazetadr.ru/mir-detskikh-vospominaniy/

также на эту тему на вышеуказанном сайте есть статья "В поисках радости" (в 2-х частях). Она во многом перекликается с рассказом "Калейдоскоп".
На всякий случай сохранил эту статью в прикреплённом ниже архиве:
Прикрепления: V_POISKAH_RADOS.zip(323Kb)
 
zaharurДата: Воскресенье, 10.02.2013, 10:49 | Сообщение # 3
Группа: фонарщик
Сообщений: 3527
Статус: Offline


Любовь Козырь

То мчась по изогнутым веткам метро,
В котором всегда удушающе тесно,
То сидя за столиком в тихом бистро,
Я вдруг вспоминаю счастливое детство:

Без труб заводских, без потока машин,
Окутано запахом мягкого сена,
Оно проходило вдали от витрин,
Асфальтовой коркой не раня колено;

Без видео игр и цветного кино,
Скрывая от глаз достиженья хай тека,
До края оно оказалось полно
Волшебной романтики прошлого века.

И, среди неона столичных огней
Ищу я отчаянно тайное средство -
Сберечь для не верящих в чудо детей
Хотя бы частичку наивного детства.


----------
источник
Прикрепления: 4467059.jpg(29Kb)
 
ЕленаДата: Воскресенье, 07.07.2013, 22:22 | Сообщение # 4
Группа: садовник
Сообщений: 1796
Статус: Offline
Цитата (zaharur)
Вообще в этом сне все было с большой буквы, все имело какой-то очень глубокий смысл, огромное значение и ценность. Во всяком случае в начале. Моя Мама. Мой Дом. Мой Двор. Мой Класс. Мои Друзья. Мои Книги. Мои Киношки и Мультфильмы по моему черно-белому Телевизору Рекорд. Ну и конечно Мой Портфель тоже. И даже Мой Дневник....... А в отдельном кармашке Моего Портфеля лежали Нужные Вещи, расстаться с которыми я не мог и таскал их в школу. Там были (тоже с большой буквы!): Гильза от пистолетного патрона, две Иностранные (польские) почтовые Марки, гедееровская алюминиевая Монетка, лейтенантский Погон, стальной Шарик от подшипника, проволочная Рогатка с пульками, и Калейдоскоп за 1 рубль 35 копеек.


В колени матери ребенок положил
Все то, чем он безмерно дорожил,
Все то, что потихоньку он стяжал:
«На, мама, сохрани...» – и убежал.

Довольный, с верой твердой, как гранит,
Что мать как есть все свято сохранит:
Кусок резинки, крылья мотылька
И ржавую головку молотка,

Два–три гвоздя и птичьих пол–яйца
С присохшим перышком какого–то птенца.
И тем, что ей «сокровище» принес,
Растрогал он родимую до слез.

О, если б мы могли вот так, как он,
Все принести перед Небесный Трон
И в руки Божьи молча положить
Все, чем мы научились Дорожить:

Надежды и стремленья, и родных,
Всех, кто нам дорог на путях земных.
Доверить все заботливым Рукам
Того, Кто жизнь Свою нам отдал Сам.

И легче будет жить, исчезнет страх,
Когда Богатство наше в Небесах!


Калейдоско́п (от греч. καλός — красивый, εἶδος — вид, σκοπέω — смотрю, наблюдаю)

Сообщение отредактировал Елена - Воскресенье, 07.07.2013, 22:37
 
Форум » БИБЛИОТЕЧКА » БИБЛИОТЕЧКА » КАЛЕЙДОСКОП (рассказ Якова Фридмана)
Страница 1 из 11
Поиск: