www.radiobells.com #radiobells_script_hash
 www.svetlica.in  Вторник, 17.10.2017, 14:30 Вы вошли как Гость | Группа "Гости" |Приветствую Вас Гость | RSS | Узнать что играет
    
           
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » ФОРУМ КАМЕЛЁК » Камелёк » О слове творящем
О слове творящем
zaharurДата: Воскресенье, 17.01.2016, 20:18 | Сообщение # 1
Группа: фонарщик
Сообщений: 3600
Статус: Offline
Михаил Александрович Максимович

О ЗНАЧЕНИИ И ПРОИСХОЖДЕНИИ СЛОВА


Вступительная лекция, читанная в Университете св. Владимира, в Сентябре 1834 года.

1


.... Человек возвышен над всеми земными тварями своею разумною и бессмертною душею; ею отличен и далек он от животных, как небо от земли: ибо у животных душа только живая—чувственная и земнородная; в человеке же, самим Богом вдохновенная, она есть образ Божий.

По столь высокому происхождению и подобию, душа наша получила в удел и свободную, творческую деятельность. Обладая оною, душа необходимо имеет и потребность и стремление выражать себя, являть свою внутреннюю жизнь: ибо, надобно заметить вам, что и всякая жизнь в мире (при известных условиях) стремится обнаружить и явить себя, стремится из мысли сделаться предметом; и если земной мир поражает вас этим несметным многообразием предметов, то скоропреходящих и вновь возникающих, то вековых,—это значит, что каждый предмет имеет свою жизнь, хотя и не свободную, но только инстинктуальную.

2


Душа человеческая имеет три главные способа выражать свою внутреннюю, личную жизнь:

Во-первых она выражает себя в образах, являемых ею в пространстве. Образы сии двух родов: или они телесные (пластические), наполняющие пространство веществом своим (по подобию бытия телесно-земного), определяемые выпуклостями и впадинами, ощутимые для зрения и осязания; таковы произведения Искусств, называемых Ваянием (Скульптура) и Зодчеством (Архитектура); или же образы бывают безтелесные (оптические), только видимые в пространстве, в которых (по подобию эфирного бытия), вместо тяжелой, вещественной массы—свет, тени да цвета; таковы картинные произведения Живописи.

Другой способ выражения души, более таинственный, происходящий в пространстве только невидимым движением воздуха, более совершающийся во времени, ощущаемый слухом: это звуки, коими владеет Музыка.

3


Каждым из сих двух способов человек уже выразил много тайн души своей, и Гении стяжали ими себе бессмертную славу; но оба они односторонни и не могут служить для выражения души в полноте её. Так Музыка своими звуками приводит в движение сокровеннейшие глубины сердца--звуками, коих одних только в иные минуты и хочет душа, ибо часто одни лишь звуки летучие, беспредельные, невидимые могут утолить душу в грусти её земного бытия. Не смотря на сие, Музыка почти ничего не говорит нашему воображению и даже усыпляет его. Напротив, Живопись, Ваяние сильно действуют на воображение своими образами; но за то оставляют почти не тронутыми музыкальные струны души нашей.

Слово есть третий, полнейший и, можно сказать, собственнейший и ближайший душе способ её выражения, в котором нет односторонности ни образа, ни звука, но в котором и тот и другой слиты в совершенное, первородное единство и целость.

4


Слово есть и звук: так же слышится, теряется в воздухе, как звук музыкальный; но оно не состоит только в простом, чистом изменении тонов: это составляет только музыкальность слова.

Слово отливается еще особенною определенностию в стихиях состава; оно есть звук органический, членосоставный, или, как другие говорят, членораздельный (ѵох articulata). Чрез таковую определенность гласных и согласных яленов слова, оно получает удивительную изобразительность. Оно, действуя на душу как звук музыкальный, с тем вместе представляется ей и как определенный образ,—и можно сказать, что слово живописует звуками!

5


Слияние звука и образа в слове я уподобляю слиянию света и теплоты в огне. И как огонь греет и светит вместе, так слово способно выражать теплоту чувства и свет мысли, возбуждать их в другом, и таким образом быть истинным пламенником убеждения. И как в мире физическом огонь есть стихия всеобщая и первородная, из коей все образовалось и в которую все тленное обратится, так в мире моральном словом начинается, распространяется, сохраняется и усовершается просвещение человечества, сдерживается порядок Государства, поддерживается частная жизнь общества; чрез слово мы возносимся к Тому, Кто дал нам Слово вместе с жизнию и светом, из Чьего всемогущего, первородного Слова исшел мир с своими образами и звуками.

Пламя есть символ слова: и вы знаете, что дар вещего, пророческого слова нисходил с небес на Апостолов в виде огненных языков; вы знаете также, что на земле только один человек обладает даром слова и уменьем управляться с огнем!...

Прикрепления: 8054941.jpg(128Kb)
 
zaharurДата: Воскресенье, 17.01.2016, 21:10 | Сообщение # 2
Группа: фонарщик
Сообщений: 3600
Статус: Offline
6


Но возвратимся еще к образам и звукам.—Кроме сказанного об их односторонности, заметить надобно еще то, что сими средствами выражать себя дано в удел и жизни Природы: и вся наша земная Природа есть огромная мастерская, где несметное множество видов жизни — без кисти, резца, модели и топора — живописуется блестящими красками в чудные картины, отливается в дивные формы, строится в необъятно-огромные, либо пленительно-красивыя здания,—мастерская, поражающая нас своим разнообразием и вместе дивным единством, в которой неисчислимое множество мыслей Художника Всевышнего непрестанно является в созданиях, в коих все жизнь — и целое, и малейшая частица.

7


В Природе есть все Художества. В ней найдете дивную Архитектуру гор, с чудною кладкою их слоев, с непостижимо-мелкою и правильною складью кристаллов.... В ней найдете все украшения, все стили Зодчества: тут живут и аканты Пина Коринфского, растут стройные колонны пальмовые, возносящие на себе широколиственный купол стиля классического,—и мрачные ели, теряющиеся в небесах остроконечными шпицами Готического вкуса. Живописны ландшафты Природы,—не нашей бедной, истерзанной рукою нуждающагося человека, но еще непочатой Природы, там, где она представляется в дикой красоте своей. Неисчислимы переливы и оттенки красок, коими жизнь рисует цветы, расписывает мотыльков, птиц, морских раковин, — красок, на кои, кажется, истрачены миллионы блестящих радуг!... Какое разнообразие форм и какое дивное изваяние оных представляет царство растений, животных и самого человека!..

8


И так способ выражаться пластическими и живописными образами не только свойствен Природе, но принадлежит ей первоначально и собственно: и человек, для выражения себя образами, уже из неё заимствует, по крайней мере, вещество, коего создать не может он ни малейшего атома, и только пересоздает, изменяет его по собственной мысли, в подобие Природы.

То же отчасти сказать должно и о звуках, кои у Природы бывают не просто звонкие, ясные звуки, механически переливающиеся из тона в тон, но живые, страстные, одушевленные.—Надобно ли говорить здесь о голосистом соловье я других певцах пернатого народа?.. Каждый из них может быть назван живою, летучею песнею Природы....

9


Но у неё есть другие звуки—более глубокие, более колоссальные и сложные.

Так, когда разбушуется зимняя буря, вслушайтесь внимательно в нее—вы услышите чудный, дикий концерт, наводящий глубокое уныние на душу. Среди своего шума, и свиста, и завывания, буря часто наполняет воздух живыми голосами:

«То как зверь она завоет,
«То заплачет как дитя....
«То как путник запоздалый
«К нам в окошко застучит...

Кому знакомо море, тот знает глухой ропот и грустный шум его бездны, тот слышал дивные, грозные гармонии, какие издает оно, вздымая к небесам тяжелые волны.

В безлюдных пустынях тропических из недр земли исходят иногда протяжные звуки, называемые гласом Природы: эти звуки такие грустные, что ни один еще человек не мог слышать их без трепета и погружения в глубочайшее уныние...

А эти величественные звуки грозы, ужасный гул землетрясений и безмерный гром вулканов, во время их огненного дыхания!...

10


Наконец, вспоминая учение Пифагора о мировой гармонии, соображая с оным разные предания и случаи, мы допускаем, что в Природе веют постоянно еще особые, гармонические звуки, не слышные для обыкновенного слуха, подобно тому, как для обыкновенного зрения нечувствителен свет ночи, при коем однакож видят не только ночные животные, но и люди в особенном состоянии зрения.

Чтож значат эти таинственные, всемирные звуки? С какой печали жизнь Природы воздыхает так тяжко в своем пустынном гласе? О чем ропщет она непрестанно волнами глубокого моря?—Есть и у Природы, как и у души человека, свои скорби глубокия, свои думы заветные.... О чем же те скорби и думы у них, как не об лучшей утраченной жизни... Природа выражает их в многоразличных неопределенных звуках, но не может высказать себя вполне, ибо ей не достает слова.

11


Слово в начале было у Бога; все произошло чрез Него, и без Него не произошло ничего в мире. Посему Слово было первым воплощением Его мыслей, переходящих в явление мира.

Из всех существ, на земле происшедших, Бог одарил словом только человека, как образ и подобие Свое на земле, как существо, коему дарована душа бессмертная и разумная. Душа и слово живут вместе, и в человеке составляют они Божественные свойства.

Слово Божие было первым пестуном человека: человек слышал и перенимал к нему обращенное Слово Божие, и с ним принимал в сердце свое свет жизни духовной, принимал в ум свой первые уроки Божественной, истинной Мудрости, которая заботилась о нем и утешалась им, как мать своим младенцем. Высоко и могущественно должно было быть слово первого человека, от самого Бога им услышанное и перенятое; сильна была душа его, долженствовавшая выражаться во слове столь высоком, и посредством оного властвовать над землею; ясновидящ был ум его, долженствовавший знать Природу, дабы владеть ею по воле.... И вся первая, райская жизнь человека— когда земля, еще не умиравшая, была с ним за одно, и небо было так близко и доступно ему, и он был действительно жилец двух миров и их живое соединение: такая жизнь—вся восторг, блаженство, и в ней все—чудесно и свято.

12


В этой-то полной жизни было начало человеческому слову, которое есть дар Божий и Божественное свойство человека. Оно есть первоначальный, полнейший, непосредственный способ выражения души, сообразнейший с её существом и достоинством.

Человек заговорил —по образу Божию, стал живописцем и музыкантом —по подобию Природы. Человек сначала мог вполне высказывать себя словом; и надобно полагать, что к выражению себя звуками и образами порознь, по подобию Природы, он прибег тогда, когда душа его уже не обрела в себе силы для непосредственного, прямаго выражения себя словом,—когда он, для пополнения жизни своей, стал искать пособий в Природе.

Такое состояние его могло произойти с утратою полной, первобытной жизни: что и свершилось с его паденiем. С этим роковым событием человек потерял первородную силу слова; да и самая земная Природа с падением царя своего остановилась в своем развитии!... После того действительная жизнь человека измелела и раздробилась; она осталась только с воспоминанием о золотом веке своем — о прежнем счастьи, величии, и об утрате оных,—с воспоминаниями, которые уцелели еще в рассеянных преданиях народов, как в наследственных остатках погибшего родового богатства. Память об них затаила в душе темное чувство о лучшей жизни и высоком достоинстве человека, чувстве, которое, пробуждаясь и проясняясь в душе, устремляет её деятельность на усовершение и возвышение человеческой Природы.
 
zaharurДата: Воскресенье, 17.01.2016, 21:50 | Сообщение # 3
Группа: фонарщик
Сообщений: 3600
Статус: Offline
13


Таковы у меня понятия о высшем значении слова и происхождении оного. Я изложил вам их с самого начала потому, что они составляют основное начало всего будущего учения нашего о Словесности, и для того, чтобы установить главную точку зрения, с которой мы будем смотреть на предмет наш.

Но есть еще совсем обратный образ мыслей, по которому совсем иначе изъясняется происхождение и разумения, и слова, и всего человеческого в человеке. Почитаю не бесполезным изложить вам и сей образ мыслей, принадлежащий Механической или Материальной Системе.

Последователи оной воображали себе первобытных людей в диком, звероподобном состоянии, из коего человек будто выходил самослучайно и постепенно, по мере приобретаемых опытов, на кои он натыкался, побуждаемый различными нуждами. Один из таковых мыслителей доказывал, что человек вышел из животного состояния и приобрел человечность потому только, что у него руки отдельно от ног!...

Верование в первоначальную животность человека простиралось до того, что его не только ставили в один класс со зверьми (от чего и теперь еще не отстали Зоологи), но даже соединяли в один род с орангутангами, и только для отличия прописывали: nosce te ipsum.... Незавидное самопознание!..

14


Как бы то ни было, но представлявшие первобытное состояние человека звероподобным, допускали, что человек сначала кричал гласными звуками, потом выражался междометиями, потом у него накоплялись имена и уже в последствии появились глаголы....

Точно таким же, чисто аналитическим образом представляли они образование в человеке разумения, и всего, чем человек выше животного. Некоторым из них не надобно было даже животного; они разумение человеческое хотели вложить в статую—и не как Пигмалион, одушевивший создание рук своих горячим восторгом и полным вдохновением души своей, но холодно-разсчетливым, механически-чувственным, безжизненно-логическим её образованием.

И все мнения свои Материалисты почитали основанными на Природе и разуме: и в доказательство тому приводили постепенность образования, повсюду замечаемую в Природе; ссылались на младенческий возраст самого человека, столь близкий к состоянию животному. Что кажется убедительнее сего и основательнее!.. Но иное дело—особное (individualis), возобновляющееся образование существ, уже находящихся в Природе, уже происходящих от своих предков; иное дело — образование существа впервые являющагося в мир, первородного и родоначального. Впрочем и все то, чем хотели они подкрепить учение свое, не в их пользу.

Они ссылаются на Природу; но что они могли узнать от неё, когда они видели в ней только то, что хотелось видеть их частному, ограниченному разуму, —когда они глядели на нее как на машину, состоящую из недеятельного вещества, из грубых атомов, приведенных в движение по законам чистого механизма, и не видали уже ничего
более, не допускали ничего сверх-чувственного.

15


Что могла открыть им такая страшная Природа? что скажет безжизненный, обезглавленный труп?.. А между тем Природа действительно должна быть для нас прорицалищем истины, и мы не редко будем вопрошать ее для изъяснения себе души и слова человеческого: ибо Природа есть вещественное откровение мыслей Творца и воли Его,—и её видимые образы суть явления и воплощение жизни невидимой, суть отголоски Всемогущего да будетъ—того слова Божественного, которое потом вразумило и человека, и законы коего живут еще как в Природе, так и в душе человека, и в слове, в коем она открывается.

Они ссылаются на младенческий возраст. И действительно, младенец в начале своем так много похож на животное... Но кто научает его ходить, откуда его речь, откуда его образ мыслей и первое его уменье? От тех, кто уже умеет ходить, говорить и делать; сам же собою младенец не развивается, но дичает и делается еще звероподобнее, чем родился. В нем есть душа способная принять человечность, душа в коей может раскрыться глубина бесконечная; но то и другое раскрывается первоначально извне, чрез сообщение наследственное готовых опытов жизни.

То же бывает и с целыми народами дикими—этими отрывками первобытно целого человечества. Заброшенный вдаль, отлученный от человечества—иной народ коснеет века в одинаковом состоянии, с удельной долей преданий, языка, уменья, составляющими как бы волшебный круг жизни, из коего он сам собою не выходит и до тех пор остается в нем, пока другой народ с большим развитием, с высшим светом ума не сообщит и, так сказать, не привьет ему своего просвещения: тогда уже может раскрываться в нем и собственная деятельность, и, смотря по условиям жизни, народ может достигать высокой степени образования человечества.

16


Могло быть иначе, и казалось бы, достойнее было, еслиб человек мог прямо из себя и сам собою раскрывать свою высокую природу; но не так суждено Творцем, и не так бывает на самом деле: а нам именно знать надобно не то, как бы быть могло: так или иначе? но как было и есть. Ум наш теперь уже требует знания не логически-отрицательного, но исторически-положительного,— хочет судить не по законам возможности и необходимости своего частного, ограниченного разумения, но по событиям действительным, кои часто не понятны, чудны для нашего разума, и выше высоты его, ибо происходят от Разума Всевышнего....

Всё нас убеждает в том, что просвещение к человеку сначала приходит извне и свыше: человек сначала должен научиться от других, воспитаться опытами готовыми, и уже после сего раскрывается в нем собственная, творческая деятельность души, и он собственным трудом добывает новые опыты . . . живет уже самобытною жизнию—более или менее плодоносною для человечества.

Таким образом и младенческий возраст человека, по способу первоначального развития в нем разумения и слова, по ,той счастливой игре жизни, которою он вполне наслаждается, оправдывает те понятия, которые предложены вам мною, о первоначальном происхождении слова и разумения, и о полной, счастливой жизни первого человека—сего величественного младенца, коего воспитателем был сам Бог, открывающий младенцам что утаил Он от премудрых и разумных.
 
ЕленаДата: Вторник, 19.01.2016, 06:03 | Сообщение # 4
Группа: садовник
Сообщений: 1797
Статус: Offline
Цитата zaharur ()
Михаил Александрович Максимович
Выдающийся разносторонний ученый: историк, ботаник, этнограф, филолог, первый ректор Киевского университета.

Вот это да!!!Володя, этой статьей и этим человеком ты меня поразил очередной раз......
Хотя Марцинковским до этого я тоже была удивлена.... sml
 
Форум » ФОРУМ КАМЕЛЁК » Камелёк » О слове творящем
Страница 1 из 11
Поиск: